Рациональное и иррациональное

Проблема рационального и иррационального является одной из важнейших проблем философии с самого момента возникновения последней, ибо что есть философия, как не раздумье над устроением универсума и человека, погруженного в него: рационален ли универсум, или в своей основе он иррационален, следовательно, непознаваем и непредсказуем. Рациональны ли наши средства познания бытия, или проникнуть в бытийственные глубины можно только с помощью интуиции, озарения и т. п. Сразу же оговорюсь, что поставленные вопросы не корректны, ибо разведение рационального и иррационального по разным углам крайне не философично. Как нет единого без многого, бытия без небытия, левого без правого, дня без ночи, мужского без женского, так нет в философии рационального без иррационального. Пренебрежение или сознательное отвержение рационального или же иррационального пластов бытия приводит к поистине трагическим последствиям - возникает не просто неверная теоретическая схема, обедняющая действительность, но формируется заведомо ложное представление об универсуме и положении человека в нем. Вообще каков мотив разведения этих двух пластов бытия в истории философии?


Опубликовано: 15 Май 2009
Раздел: Философия
Метки:

17 ответов в теме “Рациональное и иррациональное”

Страницы: [1] 2 »

  1. 1
    Андрей Иванов ответил:

    Изначально неверный посыл. Рациональное и иррациональное – пласты сознания субъекта. А поскольку субъект обритает свое бытие в универсуме, то только в этом смысле они могут быть пластами бытия.

  2. 2
    Александр Пинкин ответил:

    стопудово! подписываюсь

  3. 3
    Максим Мэн ответил:

    а почему именно субъекта, а не объекта?

  4. 4
    Татьяна Шаламова ответил:

    \\ а почему именно субъекта, а не объекта? \\

    А сознание объекта – это как?

  5. 5
    Евгений Гладков ответил:

    Нет нужды заключать иррациональное в области только субъективного сознания. Для логического мышления, которое по необходимости движется в стихии формально-всеобщего и абстрактного, всё строго индивидуальное и уникальное в своей непосредственности безусловно неуловимо -невместимо и, в этом смысле, иррационально. Всякая данная нам в опыте внешних чувств конкретная единичность радикально изъята из компетенции разума; она всегда как бы выносится или вытесняется им "за скобки", т.е. исключается иотрицается ("снимается") в логическом содержании его понятий, которыми все единичные предметы и отношения схватываются лишь в том, что есть между ними общего, но, однако, вовсе не в них самих. (Отсюда неустранимая внутренняя парадоксальность любой отвлечённости: напр., человек вообще, или в своём понятии, не есть то или другое частное лицо, с которым кто-то и когда-то мог бы быть знаком, т.е., прежде всего, или ближайшим образом, это – не-человек; нарицательное имя "человек" ничего не значит для чувственного воззрения: последнее имеет дело с Ефимом Карповичем или Парамоном Сидоровичем, но никогда – с человеком вообще.)

    Противоположение интуиции и дедукции, как иррационального постижения – чисто рациональному не находит под собой достаточного основания: "Инстинкт, интуиция, или инсайт, – это то, что первоначально приводит к идеям, подтверждаемым или опровергаемым последующим рассуждением; однако подтверждение, если оно возможно, в конечном счёте состоит в установлении совместимости данной идеи с другими, уже наличными, которые имеют, в свою очередь, такое же интуитивное происхождение. Разум – это не творческая, а скорее гармонизирующая и контролирующая сила, или способность. Даже в самой что ни на есть логической сфере именно инсайт добывает новое знание первым". (Б. Рассел)

  6. 6
    Евгений Гладков ответил:

    В своём познавательном обращении к миру мы неизбежно встречаемся с его относительной непостижимостью и невыразимостью для нас, которая вытекает, однако, из самой природы разума вообще как способности чисто формальной, а следовательно, не может быть исключительно приписана ограниченности разума человеческого (в противоположность его разуму каких-либо иных и высших существ, напр., демонических или хотя бы даже божественных); ибо всякий, чей бы то ни было разум КАК РАЗУМ может постигать только логическую сторону существующего, его понятие (логос) или общее отношение ко всему, а никак не само это существующее в его непосредственной единичной и субъективной действительности. Таким образом, Божество в небе и былинка на земле одинаково постижимы и одинаково непостижимы для разума: и то и другое в своём общем бытии, т.е. как понятия, составляют предмет чистой мысли и всецело подлежат логическим определениям, а в этом смысле вполне понятны, насквозь прозрачны для разума; и точно так же и то и другое в своём собственном, внутреннем бытии – КАК СУЩЕСТВУЮЩИЕ, А НЕ КАК МЫСЛИМЫЕ ТОЛЬКО, – суть нечто большее, чем понятия, лежат за пределами разумного как такого и в этом смысле безусловно непроницаемы или непостижимы для разума ("трансцендентны").

  7. 7
    Катя Долгова ответил:

    В гносеологии иррационализм утверждает возможность и действительность непосредственного откровения безусловной реальности в опыте мистическом, т.е. "интеллектуальную интуицию" (как выражались немецкие романтики), или "контемплацию", он полагает как независимый орган и критерий метафизического познания. Против этого приходится возразить, что такая интуиция (по изобразительному сравнению кн. С.Н. Трубецкого), подобна небесной манне: она меняет свой вкус по желанию того, кто её вкушает. Возводить её в самостоятельный орган познания или искать в ней критерий истины значило бы просто провозгласить непогрешимость нашей фантазии. Нет спора, что философские идеи некоторых мистиков являются нам глубокими и вдохновенными; но так же мало, как и догадки в области естествознания, эти идеи могут быть усвоены нами без рационального критического обоснования, без проверки их логическим размышлением.

  8. 8
    Александр Пинкин ответил:

    #9 < …Таким образом, Божество в небе и былинка на земле одинаково постижимы и одинаково непостижимы для разума…>

    типо ты и не думал эту былинку постигать, а как в нос попала – АААпчхИ!!!
    - это, стало быть, твой организьм так на нее, непостижимую, вульгарно реагирует :\
    Евгений, ну вот куда вы с пылу так забрались? ведь одно дело – умозрительно, а хуже того чувственно, "постигать" Божество (набираться т.н. "религиозного опыта" путем торможения правой теменной области), и совсем другое – забираться все глубже и глубже внутрь этой самой ничтожной былинки! расколошматив ее коллайдерами на кварки… :\

    детерминизм vs индетерминизм? – не это ли корень всего, в том числе и сабжа?

  9. 9
    Евгений Гладков ответил:

    Заключение от данных наличного опыта к самостоятельному и независимому от нас существованию внешнего мира есть лишь соображение вероятности, а никак не свидетельство достоверности: оно опирается на применении к содержанию нашего опыта закона причинности, который именно и наводит мысль на признание внешних вещей, как действительной причины наших ощущений и восприятий. Однако, поскольку прямо мы знаем только наши собственные состояния, т.е. только то, что нами непосредственно переживается или испытывается, то логическая компетенция нашего сознания за этими тесными пределами – там, куда наш опыт не досягает – есть предположение догматическое, которое берётся на веру и полагается в основание закона причинности, как коренное условие его объективного и сверхопытного значения.
    Что внешний мир ЕСТЬ, в это мы верим, а ЧТО он есть, это мы испытываем и познаём.

    Аналогичный ход мыслей имеет силу и в отношении Божества, действительное познание которого подлежит, впрочем, некоторым специальным условиям как со стороны своего предмета – здесь требуется его собственное откровение в нас и для нас, или реальная теофания, – так и со стороны субъекта, который именно в этом особенном отношении должен обнаруживать повышенную восприимчивость ума и чувства. Нередко это сопровождается своеобразною душевною слепотой мистически настроенного субъекта к миру обычных житейских явлений и отношений, которые все словно бы оттесняются для него на дальний план сознания и от которых он отрешается в сосредоточенности напряжённого богосозерцания.

  10. 10
    Евгений Гладков ответил:

    Разложение былинки на её последние вещественные элементы исключает возможность познания её, как именно былинки, как определённого и характеристического типа растительного бытия. Коллайдер служит хорошую службу физику, но ботаническое и биохимическое исследование не могут ждать себе от него какой-либо существенной помощи.

  11. 11
    Евгений Гладков ответил:

    То или другое понимание причинности несомненно связано с общим вопросом о значении детерминизма (я предпочитаю, ради точности, говорить о физическом пре-детерминизме, как полной количественной и качественной предопределённости будущих событий со стороны событий прошедших). Но детерминизм такая обширная, сложная и вместе с тем интересная тема, что она заслуживает отдельной ветки и особого разговора.

Страницы: [1] 2 »

Ответить