ОЧЕЛОВЕЧИВАЮЩЕЕ ЖЕЛАНИЕ

Был такой философ - Александр Кожев (изначально Кожевников). Он иммигрировал в 1920 в Германию, потом поселился во Франции. Кожев изучал Гегеля и дал оригинальную интерпретацию "Феноменологии духа", полагая эту книгу антропологией. Кожев - это тот, кто познакомил французов (например Сартра) с Гегелем и вообще сильно заразил их экзистенциализм диалектикой и марксизмом, также как и Фуко с Деррида.

Так вот цитата из его "Введения в чтения Гегеля": "Предметом человеческого Желания должно быть другое Желание. Значит, для того чтобы Желание стало человеческим, прежде всего нужно, чтобы Желаний (животных) было много. Иначе говоря, условием, при котором из Самоощущения может родиться Самосознание, а внутри животности - возникнуть человечность, будет множественный характер животной реальности. Стало быть, человек может появиться на земле только в стаде. И потому человеческая реальность может быть только общественной. Но для того чтобы стадо сделалось обществом, одной множественностиЖеланий мало, нужно также, чтобы предметом Желаний отдельных особей в стаде были - или могли стать - Желания других особей. Если человеческая реальность - это реальность общественная, то общество человечно только как совокупность Желаний, которые распространяются друг на друга и желаются только как Желания. Человеческое, или лучше сказать очеловечивающее, Желание - то самое, что учреждает свободного и исторического индивида, который знает о своей индивидуальности, свободе, истории и, наконец, о собственной историчности; это антропогенное Желание отличается, стало быть, от Желания животного (учреждающего природное сущее, которое живет животной жизнью и может лишь ощущать собственную жизнь) тем, что оно направлено не на реальный, «позитивный», налично-данный объект, а на другое Желание. Так, например, в отношениях между мужчиной и женщиной Желание человечно в той мере, в которой хотят овладеть не телом, но Желанием другого, желают «обладать» Желанием, «ассимилировать» Желание как таковое, иными словами, хотят быть «желанным», или «любимым», или, лучше сказать, «признанным» в своей человеческой значимости, в своей реальности человеческого индивида" (14).

"Чтобы Желание стало антропогенным, оно должно быть направлено на
не-сущее /un non-être/, иначе говоря, на другое Желание, на иную взалкавшую пустоту /vide avide/, на другое Я. Ибо Желание - это отсутствие чего-то, какого-то Бытия (быть голодным - значит остаться без пищи): это Ничто, которое ничтожествует в Бытии, а не Бытие, которое есть. Другими словами, действие, направленное на удовлетворение животного Желания, предметом которого является наличная, существующая вещь, никогда не приведет к образованию человеческого Я, Я, сознающего само себя. Желание будет человеческим, точнее сказать «гуманизирующим», человекообразую-щим, «антропогенным», только при том условии, что оно направлено на чужое Желание /un autre Désir/ и на Желание чужое /un autre Désir/. 'Человечность требует от человека действий, подчинения себе не вещей, но чужих Желаний (желаний вещей). Человек, по-человечески желающий какую-то вещь, предпринимает какие-то действия не столько с целью завладения вещью, сколько затем, чтобы заставить другого признать - как скажут позже - свое право на вещь, признать себя собственником вещи" (214)


Опубликовано: 14 Март 2009
Раздел: Философия

Последние одобренные: